?

Log in

One life's Journal

> recent entries
> calendar
> friends
> profile
> previous 20 entries

Friday, August 14th, 2009
12:20 am - Август
Наверное, так мне и запомнится это лето. Состоящим из легких, невесомых кусочков мозаики, в которой как будто бы и я, и одновременно не я. Вижу в зеркале улыбку, и глаза смеются. И небритость уже пятидневная, а зачем - все равно не для кого бриться. Весь день шорох машин туда-сюда по плющихе, блеск монитора, красно-белые графики, книжки и телефонные звонки. Голова тяжелая, как будто вчера курил или пил, но ни то не другое: видимо, третья стадия уже алкоголизма, когда не пьешь не куришь, а все равно болит голова глупая. На исходе дня проваливаешься в сон на диване, зависая в шумной тишине, вокруг едут куда-то люди, машины, паркуются, уходят, приходят и уезжают. Просыпаешься от телефонного звонка, отвечаешь, еще не совсем поняв, в какой ты реальности. Что-то кому-то говоришь, на автомате, смотря склеивающимися глазами на мир, и кажется, чувствуешь, как мысли извилинами шевелятся в мозгу. Через пятнадцать минут ты на роликах на мосту через москва-реку, еще где-то там в глубине досматривая сон.

Через какое-то время приезжает девушка, не любимая, а просто девушка, которую случайным московским бризом ежедневного одиночества как будто бы прибило к тебе, зацепило. Она на велосипеде, а ты на роликах, путешествие начинается. Она смешно боится бордюров и каждый раз старательно слезает и ведет велосипед, а ты в этом момент уносишься вперед и ждешь ее там где-то в будущем, через одну две минуты впереди. У тебя другая проблема - крутые горки, где нужно тормозить. Иногда ты цепляешься за велосипед, приводя ее в ужас и заставляя останавливаться. Когда это происходит, ты подшучиваешь над ней добродушно и однообразно, а она так же добродушно реагирует. Вы делаете не первый раз, и могли бы в принципе молчать, но это происходит как-то само собой, по инерции.
Проезжая набережную, вы обсуждаете ее кавелеров с сайта знакомств, и ты иронизируешь над ее планами выйти замуж за олигарха. Третье кольцо, и вот уже улица косыгина, широкая и пустынная дорога вверх, на воробьевы горы. Иногда повисает молчание, каждый думает о своем. Мимо изредка пролетаю встречные велосипедисты, вот на остановке парень повязывает себе грузы на ноги, видимо собрался бежать вверх, но ты пролетаешь и не видишь, что дальше. Вот сверху мимо вас проезжает высокая красивая девушка в шортах, умело тормозящая, ставя один ролик перпендикулярно другому. Ты смотришь ей вслед и ты думаешь - вот, интересно, если бы у тебя была такая девушка, как бы ты себя чувствовал. Кем бы ты был с ней? Наверное, это был бы уже не ты...

Вы обсуждаете ее, потом заборы, здания, машины, людей - все, что пролетает мимо, под закатным небом, уже слегка темнеющим: дело идет к ночи. И вот площадка смотровая, как награда за долгий путь, ты едешь уже слегка мокрый, ветер обдувает, победно, среди байкеров вы пробираетесь узкой дорожкой, ты впереди, она сзади. Навстречу играет музыка, люди ходит, стоят вокруг, целуются и улыбаются. Тут жизнь. Уличные музыканты играют рок, но вы не пробиваетесь сквозь толпу, просто стоите рядом, она курит, а ты слушаешь. Потом ты садишься рядом, за столик в крошке картошке, а она идет покупать квас себе и тебе крошку-картошку - внезапно понял, что зверски хочешь есть. Тьма медленно накрывает все это: людей, парочки, компании, звуки как будто глушатся и ты ловишь это ощущение, ощущение праздника. Как в детстве, когда нечего терять, потому что нет ничего в карманах. Есть только путь вперед, состоящий из многих неисследованных дорог, и каждая из них прекрасна тем, что неизведана, не увидена еще. И ты ничего не можешь потерять на этому пути, - у тебя ничего нет, а только приобрести. И вот эта остановка, с предвкушение дальнейшего пути, - она и есть кайф. Так же, как садишься в самолет, летящий далеко. Или долго едешь, усталый, голодный куда-то приезжаешь, там тебя кормят ужином, и вы сидите с твоим спутником, и оба ощущаете одно и то же чувство, которому нет названия. Наверное, это чувсто жизни, чувство дороги, чувство братства, праздника - летнего курортного праздника, свободного и легкого, пьянящего.
Сумерки сгущаются, звуки музыки доносятся откудо-то издалека, и ты ешь крошку-картошку, горячую, с сыром и грибами, - жадно и вкусно - с девушкой, которую прибило к тебе московским одиноким бризом. Вы пьете квас, и обсуждаете какую-то чепуху, смеетесь...
А потом встаете и едете дальше, уже ночью, до академии наук - длинный спуск, и ветер в лицо. Потом пустынный ленинский проспект с огнями закрытых бутиков и ресторанов, длинные гулкие переходы, огромные здания с одним светящимся окном: запах травы и шуршание машин, проносящихся по сухому асфальту. И совсем нет людей, только иногда черные джипы с водителями, ждущими хозяев и лениво рассматривающими вас через слекла. Потом поворот в парк горького напротив здания раффайзен-банка и... безлюдная дорожка к андреевскому мосту вызывает ощущение нереальности, а сверху небо и луна, и светящиеся здания на другой стороне. На мосту все люди братья, вы едете и улыбаетесь им. Подруга слезает, ведет велосипед рядом и курит, она и не хочет бросать, - ей нравится.

Фрунзенская, кинотеатр-горизонт с кучей светящихся кафешек напоминает тебе Америку, и ты думаешь мельком, что надо бы сюда сходить как-нибудь. Но вы едете дальше, вот уже метро и старый добрый "му-му" рядом, бродячие собаки: вы переходите на шаг - оба осторожные. Около метро она говорит, что ей тут не нравится - "пахнет клошарами", так смешно сказала. Вперед, вперед, по пустынным улицам одной из моих любимых частей города - по пироговкам, малой и большой. Асфальт сквера новодевичьего поля взрывается желтыми листьями, и уже пахнет осенью, но совсем чуть-чуть, лишь легкий намек этой осенней безысходности, сглаженный полной луной и теплым ночным ветром. Ты говоришь ей, что когда долго катаешься на роликах, странное ощущение возникает, какая то щемящая любовь к этим улицам ночным, неразделенная чтоли, от нее и хорошо одновременно и плохо, она трепыхается где-то внутри, как-будто не может вылететь, оформиться как-то. И еще ты говоришь, что вот когда-то едешь по этим листьям, время как-будто бы останавливается и ты тонешь в этом моменте, в потрясающей ясности, и он как-будто не имеет ни начала, ни конца. Как будто бы счастье в том, чтобы ехать и ехать по этим листьям, в полных сумерках и чтобы кто-то ехал рядом, и было это ощущение, что ты маленький кусочек этой вселенной, но ты такой же совершенный, такой же безграничный, как и она.

Вы едете еще немного в полном молчании, потом ты предлагаешь проводить ее до садового, вы выбираетесь туда, мимо военной академии, и, немного постояв, как будто подводя итоги - встречая полночь, около перечесечения садового с неопалимовским переулком, разъезжаетесь: она к себе на пресню, а ты по переулку вниз, к плющихе.

(9 comments | comment on this)

Tuesday, July 21st, 2009
11:07 am - Вопреки
Не знаю, малыш, конечно - у нас нет никакого будущего, даже намека. Ты из другой культуры, совсем чуждой мне: никогда не понимал вот это вот восточное. И хотя ты не носишь паранжу, ты все равно оттуда родом - говоришь тягуче, у тебя черная грива волос, и ты готова варить суп брату и встечать родственников, которые в Москве проездом - "тебе не понять тонкости узбекской культуры". Ну да, мне не понять. Мы разные, совсем разные, но где-то внутри, как мужчина и женщина, мы тотально на одной волне. Мне нравится твой летящий силуэт и по-восточному раскосые глаза. А еще - слышу, как ты начинаешь дышать чаще, когда я прикасаюсь к тебе. Вижу ласку в глазах твоих, ласку и желание, когда провожу рукой по твоей шее. Чувствую твой ритм, и вот уже чуть покусываем губы, - верный признак: слишком хорошо знаю, что означает, когда девушка кусает мне губы. Это означает всего лишь то, что мы с тобой одной крови, одной спермы, одной молекулярной структуры, моя маленькая Шехерезада - где-то там внутри; и, если в силах мы прорвать внешние оболочки, то что-то будет между. Ты спрашиваешь, о чем я думаю, выходя из машины - вот об этом я и думаю. Хоть и ответил тебе, что ни о чем в этот момент. Мы оба были молодцы сегодня: шагнули вверх, через несколько ступенек, несмотря на. Вопреки.

(2 comments | comment on this)

Monday, July 13th, 2009
11:08 am
Чем дальше, тем страшнее. Втягивая запах незнакомых городов, бессильно оглядываясь, замечаю, как сгущаются краски. Нет смысла, нет желания противостоять тому, что уже просматривается где-то там вдали - пусть страшно, пусть предсказуемо. Просто по-старому уже никак, и либо пан, либо пропал. Глупо пытаться сгладить эти горки, и даже мысль допустить, что ты можешь действительно сам управлять своей жизнью. Определить направление, - да. Грести изо всех сил, тоже да, можешь. Но только судьба решит, будешь ли ты там или нет. Когда очередная волна накрывает, от нее не уйдешь, нужно всего лишь расслабиться.

И тогда она закрутит в диком вихре, и кто знает, может быть ты замаячишь на горизонте слабым пробеском, когда горло сожмет холодом и лица вокруг будут смеяться хороводом.
А может быть и нет.

(comment on this)

Thursday, July 2nd, 2009
11:54 am - Советы самому себе
Стремись попробовать как можно больше всего. Это сделает тебя сильнее (если не убьет). Но остерегайся привыкать к чему-либо. Это, наоборот, делает тебя слабее.

Мсти обидчикам, вместо того, чтобы подавлять в себе это. Будь свободным в своей мести и делай это сразу, жестко и хладнокровно. Это нужно, чтобы обида не разрушала тебя самого изнутри и не мешала в будущем. /правило специально для скорпионов

В любую минуту найди пару секунд, чтобы прислушаться к себе, осознать ситуацию с разных точек зрения: и изнутри, и как сторонний наблюдатель. Это называется осознанность.

Будь голодным и жадным. До эмоций, до еды, до секса, до впечатлений. Достигнуть этого можно только когда ум командует телом, а не тело - умом. И не ешь сладкие булочки: после них мозг перестает работать)

Не желай, но будь готов. Желания создают избыточное напряжение. Тот, кто готов схватить свой шанс, получит и его, и много других.

Не бойся поражений, бойся побед. Они, в отличие от поражений, делают тебя негибким и самоуверенным.

Ключ к искусству жить и развиваться - сохранение энергии. Убирай из своей жизни все, что не нужно. Оставляй простые и совершенно необходимые вещи, в голове, в квартире, в отношениях. Только так можно сэкономить энергию для скачка на следующий уровень.

Взвешенно принимай решения. Но как только что-то решил, сразу же начинай действовать со всей энергией, не сомневаясь более. Мечты и идеи, которые не начинают реализовываться немедленно, - ослабевают сами и ослабляют тебя

(comment on this)

Saturday, June 6th, 2009
6:09 pm
Иногда Москва мне напоминает европейский город. Вот как сегодня. Сидел в "Чи", один, на своем любимом месте у окна (да и кафе любимое), смотрел через огромные окна на улицу, где мягко шевелился сумеречный китайгородский бульвар. В самом кафе едва несколько человек, несмотря на кажущийся субботний прайм-тайм. Мягкий желто-коричневый свет, спокойная музыка.
Впитывал, чувствовал каждый кусочек. Утка по-пекински и тайский салат с кинзой, а потом зеленый чай с жасмином. Что может быть лучше? Наверное только вечер в Куте, после дня серфа. Хотя нет. Много, много вечеров может быть лучше, но этот уникальный, он въется вокруг дымком от кальяна, едва уловимым наслаждением. И не знаю даже от чего, наверное, это совершенная форма грусти.

Сиро́кко (редко широ́кко, итал. scirocco, от араб. ‎‎ шарк — восток) — итальянское название сильного южного или юго-западного ветра, зарождающегося в Сахаре и подобных областях Северной Африки и Ближнего Востока. Это южный тёплый ветер, приносящий дождь. Его сила может достигать от 2 до 9 баллов по шкале Бофорта.

из википедии

(comment on this)

Saturday, May 9th, 2009
6:07 pm
Всегда был равнодушен к срезанным цветам. Мне казалось, они так отчаянно пахнут, умирая.


Никто из нас никогда по-настоящему не поймет другого человека. Сигнал всегда доходит с искажениями, и никогда не бывает идеально точен, даже в самых лучших его проявлениях. Что такое гениальная книга? Это чистый сигнал. Но даже он доходит не в истином виде.

(4 comments | comment on this)

Saturday, April 11th, 2009
6:06 pm - Плюс один
Черный хлеб, пьяные прогулки. Все бестолку, бесполезно. В пять часов ночи в субботу почему-то так отчаянно хочется кого-то. Но это тоже иллюзия, и, расплескивая бестолковые мысли, пропадающие к утру, я тащу своих тараканов, как детей, к беспощадному рассвету.

Эта пятница, как и многие другие, - я недавно понял, - отметилась черным кружком на моем календаре. Полная луна может быть, а может быть просто копилось что-то с начала недели. Бессмысленные встречи, ночная якитория, две девушки, взявшиеся непонятно откуда - ну, да, из интернета, откуда еще; сливовое вино, водка, пиво, Лена, Юля. Смеются над анекдотом "а на член я насажу Петечку", а я иду в туалет, как зомби. Да и все вокруг зомби. И мой друг, сидящий напротив, закрытый наглухо от мира толстой полиэтиленовой пленкой алкоголя, и девушка Юля "я постоянно вру, это у меня с детства". Они даже не сексуально привлекательные, эти девушки, хотя нет, у Лены красивое лицо, но, к сожалению, толстые ноги. И эти истории про вялый секс в Питере, когда она по пьяни, практически не принимая участия в процессе, отдавалась какому-то тамошнему пареньку, - не знаю, какой-то зомбоящик. Мда, и ведь так всегда, практически всегда последнее время. А главное, альтернативы не видно - ну чуть поумней беседы, покрасивей маски, попривлекательней внешность, но суть все та же - не цепляет. Да и мы их тоже, кажись, несмотря на бешеный успех анекдота про член и петечку.
Оплачиваем счет.
Щелк. Три часа ночи, я иду в Хард Рок кафе один, почему-то я думаю, что если пойти куда-то одному, то там ожидает приключение. Но приключений не случается обычно в таких походах. На пустынном Арбате ко мне цепляются два гопника из Ростова ("..ростов папа, одесса мама"), и мы вместе идем искать веселье. Мы, что интересно, где-то одинаковы, только я не плюю ежеминутно на брусчатку и не поддерживаю дискуссию после фразы "вот бы здесь на тачке проехать".
Девушка на входе честно говорит, "народу немного уже". И "один из вас может поднятся посмотреть", ростовский подрывается наверх, спускается и шепчет нам "телочки есть, ничем так", хотя, минутой позже, услышав про четыреста рублей за вход, они оба сливаются, а я захожу, мне чего. Около лестницы, - вот сюрприз, - прямо на проходе, девушка делает парню минет, но члена не видно, да я и не смотрю, вежливый. Прохожу к остаткам танцпола, там виски-кола, еще одна, сижу смотрю на пьяные пляски, как в медитации. Ростовские, видимо, передумали, вот и они появились, все так же сплевывая, только теперь на пол. Я добиваю себя сигаретой, руки становятся тяжелыми, но где то внутри разливается удовольствие. Официантка рядом, некрасивая, с дредами, с испуганными и немного забитым взглядом. Мы говорим о ней, о Китае - оказывается она учит китайский - причем тут дреды? - , "о, ты знаешь китайский?" "а я там был" - "а я очень хочу побывать", называю себя "тчен янг", мое китайское, ха-ха, имя. Еще через двадцать минут, ха-ха, алкоголь делает свое дело - предлагаю ей подождать ее на улице, но она отказывается. Не работает моя харизма, да, может - и слава богу. На арбате впереди идут две пьяные девушки, я вижу, как у них заплетаются ноги. Почти пять утра. Я в седьмом континенте на кассе пробиваю бородинский хлеб. А ведь бывало и хуже много хуже. Такие ночи периодически бывают, и всегда о них потом хочется забыть, начать с чистого листа, и сказать себе, что это все бестолку, сбивает с пути, и больше этого никогда не будет, вот этого размена. И лучше никак, чем с кем попало, и все такое прочее. Но по сути, это же тоже картина мира. Какая разница, что ты делаешь, если картина тусклая, то не важно, что на ней нарисовано, дворцы небесные или свалка на окраине.
Режу и жадно ем бородинский хлеб, потом задергиваю шторы ставлю пакет сока рядом и проваливаюсь.

(comment on this)

Friday, March 20th, 2009
6:04 pm
И однажды, поздним вечером, когда кончится даже чай, и глупые блики телевизора будут бездумно мелькать в пустой квартире, ты уронишь голову на руки, и поймешь, что это все. Не будет больше ни азарта, ни жажды новизны, - оно все кончилось, где-то тогда, а ты и не заметил, и продолжал рассматривать взглядом, с деланым интересом, окружающие лица, в надежде найти что-то такое, чего раньше не видел.

Но мне нравится знаешь какая критика... не восприми это лично, не про тебя... а просто, абстрактно: мне нравится критика в кровати, почти под одеялом, когда губы в ухо шепчут, и улыбку чувствуешь, хотя и не видишь
как-то так

Ну вот, уронишь голову на руки, и заснешь. А когда проснешься, все останется на своих местах. Только тебя уже не будет, ты уже далеко где-то в снах, в прошлом, в книгах и образах. Тот, кто вместо тебя поднимет голову, пойдет уже своей дорогой по каменными джунглями. Жить, наконец-то, той жизнь, который ты никогда не хотел жить. И всегда сопротивлялся, но теперь уже не можешь. Время проехалось колесами.

(1 comment | comment on this)

Monday, March 16th, 2009
5:57 pm - Девушка со стаканами
Ну вот и меня цепануло, сначало словами, потом взглядом. Бархатным, ласковым, гипнотическим и насмешливым. Ты же знаешь силу в своем взгляде, и меня не оставляло чувство, что ты проникаешь в меня им, снимаешь слои защиты. Ты логична, спокойна, без эмоций... много молчишь, и у тебя своя картина мира. Знаешь, как должно быть, провоцируешь эмоции, но остаешься бесстрастной. Но черт, или мне показалось, или ласкающие были твои глаза - тонул я в них, хотел смотреть еще и еще, и хотел, чтобы ты на меня так смотрела и смотрела.
Много наверное, говорил, но не хотел молчать, ты взглядом цепляешь, а разговор - моя стихия, я здесь хозяин. Так и сидели, каждый со своим. Смеюсь, раскачиваю лодку, забрасываю удочки. Только страшно мне было, себе я признаюсь, страшно, что нет у меня силы над тобой, не чувствую. Твою силу надо мной - чувствую, каждой клеточкой. А свою нет. И как бы я не пытался, искренне, могу только самим собой быть перед тобой. Как мальчик, как будто мне пятнадцать, а тебе семнадцать - ого, на целых два года старше.
Страшно, но голый я перед теми, кого люблю, нет у меня власти, только встать и уйти могу. Впрочем, я опытный зверь, не сделал почти ни одной ошибки, и вроде упрекнуть себя на за что, а вот вспотел весь: испытание это было - смотреть в твои глаза столько времени подряд. К концу уже укротил почти, заговорил, увел за мыслями своими, но в последний момент сорвалась - "в первой встрече должна быть недосказанность", но и к лучшему это, я бы не выдержал, сделал бы групость какую-нибудь. Мне нужно было придти в себя, отдышаться в туалете.

А ведь я знал, что ты будешь такой. Еще тогда, когда не видел тебя еще, и ты сказала мне шепотом по телефону прямо в душу два простых слова, - перезвоню тебе. Я еще тогда подумал, что мне никто так не говорил это, с такими интонациями . Упало куда-то внутрь.
Не знаю, смогу ли приручить тебя... Но после встречи нашей, короткой, ты как будто поселилась в моей голове. Ушла, уехала, а я до сих пор сижу в том кафе, смотрю на тебя, не могу насмотреться в глаза твои, тону, барахтаюсь в бахроме ресниц длинных и живу моментом, когда вплету тебя в себя, навсегда, когда вопьюсь губами в тебя, запущу руки в волосы и станем мы, как кентавр, всемогущи и бессмертны... И взгяд твой, обожающий, ласкающий, станет мне как солнце свободы, и несвободы моей...
Если когда-нибудь случится это.

(5 comments | comment on this)

Sunday, March 8th, 2009
1:40 am - Код
Кольцо садовое круглое, а пульс пережат в районе смоленки, там кислые переулки, длинные водостоки, сосульки с крыш. Это место говорит мне - держись, мой друг. И едем дальше, зачем неизвестно, дорога плетет узоры. Тихие прокуренные кабаки расширяются в коридоры и лабиринты непознанного, за каждой дверью ждут немые истории. Забыл уже, когда стал волшебником, еще несколько месяцев назал все было по-другому, а теперь какой-то другой человек из меня появился и ходит, чувствует, дышит, кожей, глазами любит этот мир, как будто не было ничего раньше.

Успеваю увидеть тебя краем глаза, неуловимым шлейфом запаха ты отражаешься в расширенных моих ноздрях. Запах весны. Сплетая сны, я бесконечно рад, что ты здесь, в моем мире. Есть за кем гоняться, есть о ком мечтать, есть кому посылать эфемерные приветы тайными знаками. Твое присутствие перерастает в бесконечность, в концентрированное счастье. Странное ощущение, что ты где-то здесь, за углом, ждешь чтобы появиться и зажать мне рот рукой, убрать мысли и мы скакнем куда-то в будущее, как в старых фильмах лодка отчалит в неизвестность.
Подожди немного, ведь скоро все будет. Дрожь в теле, холод и жар от ребер к ушам - ты почувствуешь мой код.

(2 comments | comment on this)

Thursday, January 8th, 2009
1:39 am
Затихающие отклики праздников легли на город снежной пеленой, которую я стряхиваю каждое утро со своей машины. Отмерзаем, по квартирам, по домам, без мыслей, без идей - что же будет дальше... а дальше ничего, полная пустота, которую нужно натужно заполнять действиями, плотно, весело и разгульно. Сто дорог опять расходятся из одной маленькой точки. Сто зимних, студеных дорог, каждая из которых сулит километры перемежающихся лета и зимы, и также пряной весны и вынимающей душу осени, которая неумолимо и беспощадно повторяется каждый год. А Москва тем временем отходит, и пульсирует, бьется все сильней в мои дырявые стеклопакеты накатывающим рокотом машин... и только ночью все стихает и ничего, пусто, даже вода не капает на кухне. Завернувшись в одеяло, я смотрю дикие сны, а потом просыпаюсь и думаю - черт, о чем же это было и что мне хочет сказать кто-то там сверху, показав такое.
А утром выпадаю из кровати в белый город, ласковый, спокойный и студеный. Телефон вздрагивает.

(comment on this)

Friday, October 3rd, 2008
11:15 am - Октябрь
Есть что-то спокойное в едва начавшемся октябре. Уже понятно, что едва ли будет снова тепло, и внутренне миришься с этим безысходным фактом. Время зависло опять, безумцы вроде меня сходят с ума, трещина между мирами. Если вдуматься, ничего особенно красивого и нет в упавших листьях. Это все внутреннее состояние, острое, ясное. Не замыленное летней жарой, без дурацкого весеннего оптимизма и хрустящего прагматизма зимы. Не знаю как вы, но осенью я человек. И когда в сумерках я еду по переулкам старой Москвы, поднимая ковер листьев, а ноздрями впитывая влажный воздух, какая-то магия происходит. Отступает наносное, псевдо-социальное, и снова ты человек, потерявшийся в этим мире. Проступает суть.
А мысли - в прошлое, и хочется идти за грибами, в резиновых сапогах и с дурацким лукошком, в грустный осенний лес.
Как-то так.

Еще вот хотел написать давно, что у меня из окна сквозь листья виден светофор. Я живу на третьем этаже, а он прямо внизу. Меня почему-то очень сильно прет (можно так сказать)от этого факта. Сандру, кстати, тоже, - мы с ней недавно друг другу в этом неожиданно признались.
Часов в одиннадцать вечера светофор переключается в режим мигания желтым, поток машин иссякает и становится тихо и задумчиво. Центр особенно хорош ночью, когда все офисные работники разъезжаются по спальным районам. Там, кстати, в это время суток очень стремно, да и по сути, совершенно нет смысла выходить из дома. А здесь уютно.
Почти как в грустном осеннем лесу.

(comment on this)

Sunday, September 21st, 2008
11:14 am - Фильмы, которые мне нравились или нравятся
1. Последнее танго в Париже
2. Девушка на мосту
3. Цвет ночи
4. С широко закрытыми глазами
5. Опасный Бангкок (старый, без Кейджа)
6. Старикам здесь не место
7. Город бога
8. Пролетая над гнездом кукушки
9. Горечь любви (Love the hard way)
10. Мечтатели
11. Шоссе в никуда
12. Попутчик
13. На гребне волны
14. Жизнь Дэвида Гейла
15. Мертвец
16. Вавилон
17. Апокалипсис сегодня
18. Гнев
19. Форрест Гамп
20. Пляж
21. Бойцовский Клуб
22. Дневник памяти
23. Легенды осени
24. Леон
25. Перед закатом
26. Однажды в Америке
27. Большие надежды
28. День сурка
29. Голубая бездна
30. Дом из песка и тумана
31. Поймай меня, если сможешь
32. Баскетбольные записки
33. Амели
34. Прирожденные убийцы
35. Эксперимент
36. 300 спартанцев
37. Гуд бай, Ленин!
38. Под покровом небес
39. Чтец
40. Sin Nombre (без имени)
41. Поезд на Юму (3.10 to Yuma)
42. Американская красота
43. Кровавый алмаз
44. Ванильное небо
45. Достучаться до небес
46. Вор (русский)
47. Покидая Лас Вегас

(2 comments | comment on this)

Wednesday, August 20th, 2008
11:12 am
Не пишу последнее время, все потому, что застрял в августе. Еще пару недель я только приехал, был полон решимости делать все заново, по-другому... А московский душный, пыльный август накрыл меня сверху из грязно-синих небес как будто колпаком, апатией. И вот дни потянулись один за другим, в биржевых котировках на мониторе, в политических новостях и редких вылазках по ресторанам пообедать. Вокруг точеный, выверенный уже годами, вакуум. Все отступает, что было, начинается что-то новое... И только московские улицы и подворотни, как и прежде, манят и зовут. В августе ведь жизнь полна и насыщена, как помидор сотра "бычье сердце", и всякое случается. В сумерках едешь по Москве и думаешь, отчаянно... в любой момент может всякое случиться. Не в том смысле, что плохое, а том смысле, что неожиданно появляются лица, события происходит. Какое из них ты вспомнишь в том другом мире, который случиться через десять двадцать тридцать лет? Чем дальше, тем больше учишься наслаждаться жизнью. Раньше казалось, что жизнь - она в цели. То есть самое важное это не провести ее бесцельно, надо что-то делать. А сейчас пыльный август мне в очередный раз говорит... что в каждой капле, каждой секунде, каждой песне... Она.

(comment on this)

Tuesday, October 16th, 2007
11:11 am - Собака-самоубийца
Сегодня почти перед поворотом к дому попал в небольшую пробку. Оказалось, что пробку создавала собака. Она шла прямо посреди полосы, спиной к машинам. Полоса была одна, поэтому все ее объезжали по встречке. Собака была среднего размера, темно-серого цвета, вся какая-то грязная. Она обреченно брела по дороге, довольно медленно, низко опустив голову и абсолютно не обращая внимание ни на что. Такое было ощущение, что собака убита каким-то горем. Либо настолько истощена, что уже не реагирует на происходящее вокруг нее.
Объезжая ее, я побибикал и она отошла ближе к обочине. Этой осенью грустные голуби и собаки на дорогах вообще отдельная тема, поэтому я не мог остаться равнодушным. Я кинул машину около дома, взял пакет сосисок (я как раз ехал из магазина)и пошел на перехв. Немного не успел, она была уже в метрах триста дальше по дороге. Теперь она шла уже ближе к обочине, но риск все равно оставался. Я добежал до собаки, зубами вскрыл сосиски, достал одну. Жестами и нечленораздельными выкриками (я забыл как зовут собак)я попытался позвать ее. Честно говоря, она вообще не обратила на меня внимания. Я забежал спереди и сунул ей сосиску. Собака понюхала ее, опустила голову и продолжила свой суицидальный бег. Я попробовал еще несколько раз, с тем же успехом. Вокруг бибикали машины, потому что мы с собакой были на дороге, и местные дорожные рабочие уже собралась на обочине и наблюдали за моими манипуляциями. Я разозлился, кинул сосиской в собаку, развел руками перед рабочими и пошел обратно. Видимо все-таки она была не голодна, просто в депрессии. Осень же.
А собака продолжила свой суицидальный путь по дороге. Надеюсь, ее не сбили.

Не в сосисках счастье.

(comment on this)

Monday, September 17th, 2007
11:10 am - Собака
Последнее время что-то странное происходит. Два дня назад голубь, теперь вот собака. Тогда мы ехали по делам, было дождливо и мокро. На дороге, на встречке, чуть левее двойной сплошной, я заметил что-то странное. Похоже было на птицу, но я не обратил внимания. Сандра закричала, что это голубь. Я посмотрел внимательнее. Он сидел, нахохлившись, распушив перья, как это делают больные голуби, среди луж. Рядом проезжали машины.
Мы развернулись через несколько сот метров, но его уже раздавили.

И теперь эта собака. Не очень большая, черная и лохматая. Домашняя. Как она оказалась на МКАДе? Не знаю. Она лежала около разделительного бетонного вала, слева, поэтому сначала я принял ее за ветошь или покрышку. Это было напротив новой риги. Поток из пяти полос шел не останавливаясь, а в середине, отрезанная от всего, лежала собака. Шел мелкий дождь, она была мокрая и, кажется, у нее что-то было с лапой. Я притормозил, но не успел сориентироваться. Шел в левом ряду, в плотном потоке. Нужно было остановиться. Но я проехал.
Какое-то время я ехал, весь в мыслях о собаке, потом меня обогнал какой-то кортеж с мигалками, который мчался как-раз по той полоске слева, где километр назад лежала собака. Стало еще хуже.

Похоже, осень вступает в свои права. Я чувствую эту глухую печаль в себе, которая сопровождает наступление каждой моей осени. Вчера вечером я отчетливо ощутил ее, как теплую волную, бьющуюся о сердце.

(comment on this)

Friday, May 18th, 2007
12:42 am - Вернулся
Влажная ночь. Мне нравятся такие ночи, теплые и влажные, со звуком падающих капель воды. Они особенно уютны. Я прилетел сегодня из Питера, летел долго и страшно. Самолет падал в затяжные ямы, от которых люди вцеплялись в спинки впереди стоящих кресел. Летели в сплошных облаках, за окном был не видно ничего, кроме мелькающих серых клочьев. Я сидел на тринадцатом ряду и думал о жизни. Не отпускало идиотское предчувствие, что что-то может случиться. В моменты взлета и посадки я почему-то всегда думаю о том, что моя жизнь может неожиданно закончится, и как бы тестирую ситуацию на предмет того, готов ли я умереть прямо сейчас. Подбираю хвосты. И каждый раз прихожу к выводу, что в общем-то, многое сделано и пережито, и умереть вот прямо сейчас будет не слишком обидно и глупо. Потом я начинаю индульгировать над идеей, что мысли материальны, и не стоит сейчас об этом думать. Еще меня заботит, сколько человек в самолете в этот момент посещают подобные мысли. Наверное, немного. Хотя, момент взлета, - это момент истины. Люди отрываются от журналов и газет, кладут голову на спинку кресла и сосредотачиваются. Лица расслаблены, глаза закрыты или просто смотрят в никуда.
Еще мне кажется, что те люди, которые представляют всю механику самолета, боятся намного сильнее. Одно дело, когда ты ничего не знаешь, и у тебя есть только статистика, которая гласит, что шанс, что твой самолет упадет, крошечно мал. И другое, когда ты прекрасно представляешь, какой именно рычажок нужно повернуть, какую кнопку нажать. И что будет, если пилот ее не нажмет. Представляешь вероятность, что пилот забыл, или просто не в настроении, или еще бог весть что. Прислушиваешься к звукам, переживаешь, что шасси выезжает уж слишком громко. Начинаешь замечать, что самолет старый, - это видно по истершейся обивке кресел, по скрипы, которым отдается каждое покачивание крыльев.
Со мной рядом сидели два иностранца, разговаривавшие на английском с акцентом. Может быть, один француз и один итальянец, или что-то подобное. Они все время повторяли ¨it´s too cloudy¨. Потом один заснул и лежал большой тушей рядом со мной, выпирая из под подлокотника, который нас разделял. Снизу сквозь облака показалась земля, и я начал думать о том, как неприятно и холодно там, за бортом. И если что-то случится, то возможно нужно будет долго лететь, в холоде и ужасе. И под ложечкой будет противно сосать все время до встречи с землей. Земля твердая, а я мягкий. Хорошее название для книги с грустным концом про летчика испытателя.
Потом огни шоссе внизу и какие-то неведомые деревни, над которыми, наверное, постоянно летают самолеты. Взлетная полоса. Удар колес о нее, и - о чудо, мы сели. Самолет рулил на стоянку и влажная московская ночь казалось мне родной. Таксист, немного грубоватый дядька, включил кондиционер на обдув, чтобы разогнать туман с запотевших стекол. Изгибы развязки на МКАД и вот уже захожу в свой подъезд, поднимаюсь на лифте и открываю дверь квартиры. Я люблю возвращаться. Это особенное чувство, даже какой-то транс - ты усталый и готовый ко всему. Ты несешь в себе заряд других мест, и это дает преимущество перед теми, кто оставался здесь. Неуловимое преимущество человека, который еще сегодня был где-то там, а сейчас уже тут. Как там было у Паланика... "Просыпаясь в разных местах, я подумал о том, можно ли проснуться другим человеком." Может, что-то такое.

(2 comments | comment on this)

Sunday, December 17th, 2006
12:44 am - Воздух
Твоя жизнь гораздо более изощренный инструмент, нежели ты считаешь. - Он обернулся и посмотрел на меня искоса, с полуусмешкой. Ты можешь делать с ней потрясающие вещи, - продолжил он - Настроив ее, как музыкант настраивает скрипку, ты можешь извлекать невероятные ощущения и переживания. Но большиство людей не понимают этого. В их жизни, чем дальше, тем больше существует вещей, которые они никогда не сделают. Не потому, что не могут, а потому что приняли сложившийся порядок вещей за аксиому. Цели, порожденные коллективным разумом, стали их целями. Охота охотника была обменена на кусок мяса. У кого-то большой, у кого-то чуть меньше.... - Он сухо рассмеялся, как мне показалось, с горечью.
- Вот твоя мать. - Он на секунду задумался. - Ты знаешь, что она она никогда не бросит курить. Потому что она не верит, что может. И ей не интересно проделать это путешествие в неизведанное, чтобы посмотреть, как там, в том мире, где она не курит. В той параллельной реальности. Она говорит, что курит уже сорок лет и не сможет бросить. Отрицает процесс невозможностью результата.
Я молчал. Мне казалось, что он передергивает, говоря о моей матери. Но он этого, кажется, не заметил.
Дыши энергией! - Он подошел ближе, глаза его горели. - Лови воздух ноздрями. Воздух это один из самых важных каналов поступления энергии и информации. Будешь курить, и он закроется для тебя. Навсегда. - Он сел на каменные ступеньки и замолчал, прислушиваясь.
Я вздохнул. Пахло весенней свежестью и талым снегом. Вдалеке закаркали вороны.

(comment on this)

Tuesday, December 12th, 2006
12:47 am - когда мир был юн
А на улице пахнет жестким безвременьем, то есть ничем - ожиданием. Нет ни листьев, которым полагается осыпаться и застелиться в мягкий ковер, шуршащий под летней еще резиной, ни осеннего вечного дождя, к которому, как перец для пресного блюда, нужен большой зонт в форме трости и грусть созерцателя. Я с детства ненавижу этот запах - когда ничем не пахнет. Резкая какая-то затхлая свежесть, напоминающая про время бесконечной жизни во сне, за железными дверями квартир и подъездов, пахнущих подвалом, тряпками, и иногда соседской картошкой с грибами.
- Эй парень, ты ходил этими тропинками много лет назад, - как будто кричит этот запах. Это был ты, и останешься ты, хотя уже очень долго ты пытаешься сделать из себя кого-то, кого увидел в фильмах и книгах, "когда мир был юн".

Ночь наступает в шестнадцать ноль-ноль. Сны наяву. После полуночи квартира обрастает звуками. Начинает скрипеть все то, что никогда не скрипело днем. Мебель начинала неожиданно издавать звуки, отрывистые и быстрые. Раньше было страшно - казалось, что вот-вот придет кто-то враждебный. Иначе как еще истолковать это? А сейчас почему-то уже не страшно. Думаешь, - ну пусть приходит, хоть посмотрим, кто это. Короче, хочется обратно в сказку.
Встаешь, а за окном без перемен. Безвременье.

Тик-так, шелестят часы, магической цепью чудесных превращений превратившиеся из подаренной когда-то "электроники" в "tag heuer". Причем так - вначале в важный tag heuer, потом в обычный tag heuer, потом опять в просто часы. И очень странно, что не звонит девушка, с которой ты когда-то там десять лет назад, что-то там неразборчиво.... и потом больше ни разу за эти десять лет не виделся. Кажется, что в такое время она обязательно должна позвонить. В странное время прошедшей осени и невыпавшего снега. Спокойной ночи, мои внутренние медведи.

(comment on this)

Tuesday, March 14th, 2006
11:28 pm - На ночь
Сегодня был колючий день. И в том, что стекла в машине были грязные, а это всегда чуть-чуть, но раздражает. И во всех остальных мелочах, которые просматривались сегодня через эти мутные стекла. Я читал свою старые тексты, и вспомнил - даже не нашел, но вспомнил, один пост. Я писал тогда про ожидание чуда. На самом деле, если быть честным, не я это придумал. Есть такой писатель, Валентин Пикуль, и у него есть книжка про Фридриха Второго, прусского короля, который завоевал много стран, да и вообще был, как нынче говорят, "неординарной личностью". Так вот, меня поразило, что он всегда жил в ожидании чуда. Так прямо и было написано. Он жил, и он умер в ожидании чуда. Там на самом деле очень много интересного написано про этого короля-поэта, короля-завоевателя. И вот какое-то время назад, я написал пост, про то, что я тоже живу в ожидании чуда. Не то, чтобы я хотел примазаться к идее прусского короля. Просто потому, что, как это ни прозвучит банально, всё про всё уже известно, и если есть сюрпризы, то они как крошки со стола - если не быть голодным, то их и не заметишь.
К чему я про это вспомнил? К тому, что у меня до сих пор та же самая болезнь. Я до сих продолжаю думать, что не "один из". Глупо, да? Столько лет прошло, а я всю еще верю. Точнее, хочу верить. Потому что нет у меня ничего без этой веры. В общем, сегодня я как-то остро всё это в очередной раз ощутил.
А тот прусский король, кстати, очень трогательно жил в своем замке, уже после всех своих побед, и уже после того момента, когда чуда не случилось в очередной битве. Курил трубку, общался с такими же, как он стариками, - своими боевыми соратниками. Или это Пикуль так про него написал, я прямо плакал, когда читал, грустно было. Такие дела. Спокойной ночи.

(2 comments | comment on this)

> previous 20 entries
> top of page
LiveJournal.com